На выезде Много букв За стеклом

Интервью украинской газете «Бiла Альтанка»


№ 40 (66)
декабрь 2012

Интервью в PDF

Герои нашего интервью  участники арт-группы «АртВандал», с которыми мы побеседовали о стрит-арте как о самовыражении, о канализационных люках как об уличном искусстве, и о ситуации с граффити в городах постсоветского пространства.

 С чего начинается стрит-арт? Что это вообще такое? Откуда он взялся? И откуда он взялся в вашей жизни?

Андрей: Стрит-арт  это уличное искусство, как понятно из названия. Это то, что не ограничивается только граффити, которому он обязан своим рождением, а перетекает в нечто большее и более разностороннее. Это могут быть и какие-то плакаты, стикеры, инсталляции... Да и вообще тут нет границ фантазии. В отличие от граффити, тут важен посыл и задумка, а не твой ник и замысловатость шрифта.

Стрит-арт, очевидно, начинается на улице. Правда, сейчас стало модно перетаскивать уличных художников и их работы в галереи. И вот тут стрит-арт, к сожалению, заканчивается.

Сложно сказать, откуда он взялся именно в моей жизни. Я просто люблю граффити и однажды идеи, копившиеся у меня в голове, но выходящие за рамки этого направления, перешли в трафареты, которые как раз и являются частью стрит-арта.


Иван: В моей жизни стрит-арт впервые обозначился в конце 90-х. Я тогда часто ездил из Коломны в Москву на электричке, это около 100 км. На нашей ветке при подъезде к Москве в ту пору была одна стена метров 200 длиной, которая активно заполнялась всё новыми и новыми интересными граффити. Я каждый раз старался не проспать этот участок и рассмотреть рисунки внимательнее, тем более, что там были работы действительно достойного уровня. Плюс, где-то в начале 2000-х по телеку, вроде на MTV, однажды показали парней из «Зачем». Очень понравилась их философия и вообще рассуждения о городском пространстве, после чего я стал обращать внимание и на городские стены.

Но наиболее полноценное погружение началось после того, как этим начал интересоваться и заниматься Андрей. Последние года три я начал уже целенаправленно фотографировать работы на улицах городов, в которые приезжаю. Изначально просто для того, чтобы Андрею показать, если еду без него, а теперь вот, видишь, во что все вылилось  через блог мы стали делиться фотографиями со всеми, а поездки мои теперь чаще всего носят целенаправленный характер  поиск стрит-арта в конкретном городе или сразу в стране.

Если же говорить непосредственно про собственные работы, то нашим идейным вдохновителем является Андрей. Поэтому я, по сути, просто с удовольствием присоединился, когда он начал «вулканировать» идеями работ.

 А что «Зачем» думают о городском пространстве?

Иван: Уххх. Не хочется отвечать за парней, если честно. Но вполне полноценно они рассказывают о своей философии в фильме «Девиантное поведение».

 Какие субтечения сейчас наблюдаются в стрит-арте? Расскажите коротко о каждом из них.

Андрей: Я бы не стал тут делать каких-то разделений. Многие не ограничиваются чем-то одним. Вот только любые легальные работы выделил бы отдельно. Очень скептически к ним отношусь, и считаю, что быть их не должно совсем.

 А почему?

Иван: Все-таки, вандализм по своей сути не предполагает открытости, а сильное увлечение легалом ведет к тому, что художник рискует уйти в коммерцию и начать делать что-то не так, как того требует душа и художественный порыв, а на потребу толпе.

 Раз уж заговорили про вандализм, то, конечно, не могу пройти мимо избитого вопроса о том, чего в граффити больше  искусства или хулиганства? И вообще, изменилось ли отношение общества к граффити, и, если да, то в какой момент это случилось?

Андрей: Пусть уж каждый сам для себя решает  искусство это или вандализм. Лично я хочу, чтобы ответа на этот вопрос вы не могли найти как можно дольше.

А отношение, безусловно, меняется. Из голов обывателей уходит совок, плюс значительно повышается качество работ.


Иван: Ага, уходит, и при этом появляется очень много «легала». Те же трансформаторные будки в Москве... Не знаю. Наверное, для кого-то это круто, но я этих работ понять не могу.

 Выделяются ли в отдельный подвид простые надписи на заборах, лавочках, асфальте, которые делают обычные прохожие  те, кто просто что-то захотел сказать миру? Как вы относитесь к такому виду уличной коммуникации? Насколько вообще важно человеку чувствовать, что он не один в городе, что город также разговаривает с ним, взаимодействует?

Андрей: Лично я не выделяю. Все мы участники того, что происходит на улице. Любой может участвовать в процессе под названием стрит-арт, даже не задумываясь об этом. Порой, именно случайным образом написанные слова на заборах и лавочках наделены куда более глубоким или сильно смешным посылом.

За счет таких вещей дышит улица, а, следовательно, и сам город. И вот тут-то каждый понимает, что он не один. Мне кажется, это весьма важный момент для жителей и гостей любого городка или конкретной улицы.


Иван: Я за любой вид проявления стрит-активности. Особенно, когда парни и девчонки пытаются пойти каким-то нестандартным непопулярным путем. Например, в России сейчас очень мало тех же инсталляций по сравнению с количеством граффити, трафаретов и даже стикеров. А если говорить про работу именно в формате обыгрывания уличного пространства, то вообще можно назвать лишь несколько людей/групп, которые этим занимаются. Мы как раз стараемся также быть в этом смысле оригинальными и в какой-то степени немного заполнить нишу.

Ну и, соответственно, с большой радостью реагируем на появление новых граффити на тех же заборах или упомянутых тобой лавочках.

Соглашусь с Андреем: важно чувствовать, что рядом с тобой есть единомышленники. Да и просто видеть, что кто-то пытается своими руками и головой улучшить настроение людям. Вот навскидку могу вспомнить кучу текстовых надписей в Питере, которые говорят с горожанами, трафареты Элвиса и Эклипс в Кишиневе, которые просто постоянно ищешь глазами, так как они всегда в актуальном месте притаились. Да много всего  робот, сделанный из розетки, встречает посетителей старого города в Братиславе, инсталляции в квартале музеев в Вене.

 Как дела в России с граффити? Какие художники самые крутые?

Андрей: Как вы уже поняли, граффити и стрит-арт  это разные вещи. Сложно оценивать русских райтеров и их работы, не являясь частью именно этой культуры. Так что я, пожалуй, воздержусь от ответа и свое оценочное мнение оставлю при себе. Лишь упомяну, что с большим уважением отношусь ко многим московским командам-старичкам. Плюс питерские покорители крыш радуют глаз во время каждого визита в город на Неве.


Иван: Местные движи каждый день выходят на новые уровни. Сегодня у нас есть достаточное количество художников, качество и задумки работ которых выводят их (а, следовательно, и всю Россию) на мировую сцену стрит-арта. Оригинальностью в этом смысле я не отличаюсь: Паша 183, Никита Номерз, Тимофей Радя, Кирилл Кто, Андрей Адно, 310, безусловно, ZukClub, ну и парни из «Зачем» лично для меня по-прежнему номер один.

 Вы часто бываете за границей, много чего видите. Какое основное отличие в ситуации со стрит-артом там и здесь, в постсовке?

Андрей: Основное отличие в качестве. Плюс количество. Хотя это уже не так важно. У нас сейчас это просто модно и появляется куча непонятных вещей со странным посылом. Видимо, этот период нужно просто пережить. Также бросается в глаза и само отношение прохожих и коммунальщиков к работам  там оно более спокойное. Часто видно, что местные власти готовы оставить какой-то «нелегал», если он сделан с выдумкой и качественно. У нас же скорее торопятся всё закрасить, даже не посмотрев внимательно, что и как изображено.


Иван: Если говорить о столицах государств, то Москва по количеству «нелегала» останется далеко позади своих «конкурентов». При этом и качество того, что мы видим в России, сильно хромает. Но здесь есть правильное движение в сторону позитива. При этом нам сильно недостает разнообразия, да и какую-то характерную черту города выделить сложно.

Вот смотри: в Париже очевидный фаворит  это работы из твердых материалов, приклеенные на стены. Один только Космический Захватчик с его более чем 1200 работ по городу чего стоит. В Берлине превалирующая тема  плакат-арт. Там вообще все облеплено именно плакатами. Для Афин характерно покрытие вообще всех поверхностей граффити (часто еще более дерьмового качества, чем у нас).

У нас я бы в этом смысле отметил (чтобы не показаться пессимистом) Питер с его раскрашенными крышами; Нижний Новгород, в котором фирменным знаком уже стали работы Номерза; Екатеринбург с немалым количеством инсталляций.

Плюс еще хорошим показателем в количественном отношении является то, что почти любой крупный европейский город мы проходим за пару дней и можем дать 3–5 обзорных постов в ЖЖ почти гарантированно, при не допуская этом повторов. А по российским городам, как правило, на двух частях (максимум) все заканчивается.

Про Украину, к нашему сожалению, мы пока не можем говорить полноценно, потому что все никак не можем добраться до вас, чтобы сделать обзор несколько городов. То же самое и с Беларусью  мы бывали и там, и там, но обзорами тогда еще не занимались. Молдова показалась мне вполне интересной и достаточно неплохо обрабатываемой.

Эстония и Латвия находятся на очень хорошем уровне. Наши поездки в те же Таллин и Ригу это подтвердили. Азербайджан, как, наверное, и следовало ожидать, в момент моего приезда был, можно сказать, практически идеально чист. О других странах бывшего Союза пока судить не беремся. Скоро поедем еще в одну-две страны-соседки на обзор, тогда сможем поделиться новыми впечатлениями.

 Заметно, что стикеры  активно и быстро развивающаяся тема в Европе. Как с этим в наших палестинах?

Андрей: Да весьма неплохо, на самом деле. Так как в этом направлении всё гораздо проще и многие сейчас начинают именно со стикеров. Тут всё просто. Умеешь рисовать и хочешь этим поделиться с как можно большим количеством людей? Просто переходишь со скетчбуков на клеящуюся бумагу  и вперед на улицу. Непростой для новичка процесс перестраивания на баллончик тут отсутствует.


Иван: Тут я впервые с Андреем не соглашусь. Мне не очень нравится то, что у нас сейчас происходит со стикерами. Да, есть большая группа интересных художников и красивых воплощений. Но при этом какое же количество стикеров просто ужасного качества и дизайна! Особенно с наступлением тотального стикерного производства футбольными фанатами. Лишь маленькая часть из них является реально оригинальными, веселыми вещами. В основном же...


Андрей: А я как раз больше всего люблю смотреть как фанаты друг другу «любовные» послания оставляют. А вот простые (без «дружеского» посыла) футбольные стикеры не особо радуют, тут согласен. Очень скучные и похожие друг на друга.

 Расскажите о своих работах. Какая техника? Сколько? Где? Чем руководствуетесь, выбирая себе место для новой работы?

Андрей: Преобладает трафарет. Очень удобная вещь в плане быстроты, так как мы любим выбирать людные места. Для нас это важно  мы просто получаем удовольствие от реакции людей именно на улице, а не от фото в интернете. Но мы не цепляемся только за него и ограничивать себя не хотим. Например, делаем стикеры. Или используем плакаты, посвященные выборам.

Работ у нас на сегодня немного. Но есть немало идей, ждущих своего воплощения. При этом, мы совершенно ни зачем не гонимся, а делаем всё в свое удовольствие. Поэтому нам совершенно не важно, сколько у нас сделанных работ, скажем, за последний год.

 Важно ли вообще для художника-граффитиста быть увиденным? Ожидает ли он реакцию на свою работу? Ведь много граффити спрятано от глаз в заброшенных домах, промзонах, там, куда нога обычного обывателя может и не дойти. Получается, его увидят только «свои»  те, кто попрется на крышу, в подвал или в разваливающийся долгострой?

Андрей: Для нас важно. А вот за всех остальных уже не ответить. Кто-то рисует для себя, ради процесса, кто-то для «помериться» с товарищами по направлению, кто-то просто рисует и не задумывается ни о месте, ни о реакции других.

 Кроме арт-работ вы занимаетесь коллекционированием фотографий люков по всему миру. Откуда это увлечение? Сколько люков, городов и стран уже в коллекции?

Иван: В 2008 году мы были на Чемпионате Европы по футболу в Вене и наткнулись в городе на открытую выставку люков разных городов. Тогда нас привлекла эта тема: на представленных образцах было столько всего интересного  каждый город был отмечен разными формами, надписями и, главное, рисунками. Пару лет эта выставка не выходила у нас из головы, а в 2010 году мы поехали туда снова. Сняли все экспонаты, после чего решили проверить, все ли интересные экземпляры люков из реально существующих там присутствуют. Почти сразу мы поняли, что на выставке представлена лишь небольшая часть того, что можно увидеть под ногами в любом городе, если быть просто чуточку внимательнее.

На сегодняшний день в нашей коллекции около 500 разных люков из 35 стран. При этом хочется отметить, что мы пока еще не были в Японии  стране, где люки вообще являются произведениями искусства. Думаю, эту страну мы пока отложим. Чтобы запал поиска не пропал.

 Часто ли встречаются граффити на тему наркотиков, зависит ли это от района, в котором рисуют и живут художники? У вас есть в коллекции такие фотографии? Что вообще думают граффитчики о наркотических веществах  есть ли тенденция черпания вдохновения в расширении сознания, или это, наоборот, совсем нежелательно? Или все очень индивидуально?

Иван: Работы такие на улице есть точно. И, пожалуй, их весьма немало. Даже если не считать заказные от разных организаций.

Что думают все, сказать не берусь. Многие сейчас живут в стиле ЗОЖ. К тому же, работы, выполненные под воздействием каких-либо веществ, наверняка получатся не совсем качественными. Но, возможно, и есть какое-то количество райтеров, писавших свои «картины» под воздействием неких препаратов. Мы для себя это считаем неприемлемым.

 В начале разговора выяснилось, что стрит-арт начинается с улицы. А чем, по-вашему, он может закончиться? Что или кто может убить уличное искусство?

Андрей: Как я уже сказал, заканчивается он в галереях. Ну и тот же злосчастный легал убивает весь дух стрит-арта.

Причины тому очевидны  мода на стрит-арт и, соответственно, монетизация самих художников, стремление заработать на своих работах. Хотя гораздо чаще вместо художника эти самые деньги зарабатывают организаторы тематических мероприятий.


Иван: Даже если вдруг завтра исчезнут все райтеры и общепризнанные художники, в жизни города ничего не изменится. Я уверен, что ничто не заставит людей перестать писать друг другу послания на заборах и лавках, о которых ты говорила. Будут это послания на три буквы или в долину любви  это уже неважно. Важно, что однажды все равно найдется кто-то, кто захочет выделиться оригинальностью в сравнении с остальными «писателями» и все пойдет заново. В общем, искусство вечно, как бы банально и пошло это не звучало.


All Copyright Are Bastards Социальные сети —  iam@artvandal.ru